«Я хочу отомстить»: оружие, направленное на себя
Главная » ПСИХОЛОГИЯ » «Я хочу отомстить»: оружие, направленное на себя

«Я хочу отомстить»: оружие, направленное на себя

В каждом из нас живет мститель, который просыпается всякий раз, когда нас обижают. Одним удается его контролировать, другие поддаются первому порыву, причем чаще всего это выражается в вербальной агрессии, объясняют семейные терапевты Линда и Чарли Блум. Хотя это непросто осознать, но в такие моменты мы вредим прежде всего самим себе.

Познать себя 
Мужчина и женщина 

«Я хочу отомстить»: оружие, направленное на себя

Мстительность часто маскируют под праведный гнев и потому не особенно осуждают. Однако эта черта очень скверная, гораздо хуже, чем эгоизм, корыстолюбие, лень или высокомерие. Жажда мести означает сознательное стремление навредить или причинить боль тому, кто, как нам кажется, нас обидел. Это нелегко признать, но нам инстинктивно хочется отомстить всякий раз, когда с нами поступают несправедливо.

И часто мы так и делаем: бросаем едкие фразы, чтобы отплатить той же монетой, наказать или подчинить своей воле. Считать себя отходчивым, поскольку никогда и пальцем не тронул своего партнера, довольно удобно. Это так утешает, а порой даже вызывает чувство превосходства.

Но все же прочтите историю Дианы и Макса.

Макс был настолько упрямым и строптивым, что Диана в конце концов не выдержала и решила от него уйти. Он пришел в ярость и заявил открытым текстом: «Ты еще пожалеешь, что разбила нашу семью!» Зная, что жена нервничает, стараясь поскорее завершить бракоразводный процесс, разделить имущество и оформить соглашение об опеке над детьми, он специально затянул юридические процедуры на два года — исключительно ради того, чтобы ей насолить.

Всякий раз, когда они обсуждали встречи с детьми, Макс не упускал случая сказать Диане какую-нибудь гадость и не стеснялся поливать ее грязью при сыне и дочери. Стараясь оградить себя от оскорблений, женщина попросила у соседки разрешения оставлять детей у нее, чтобы отец забирал и приводил их обратно в назначенное время и ей бы не приходилось его видеть. Та охотно согласилась помочь.

Если мы действуем под влиянием импульса, то неизбежно чувствуем опустошенность, становимся подозрительными и одинокими

И даже после развода Макс не угомонился. Ни с кем встречался, больше не женился, поскольку был слишком занят «вендеттой», и остался ни с чем. Он любил сына и дочь и хотел с ними общаться, но, став подростками, оба отказались ходить к нему в гости. Позже, уже взрослыми, они навещали его лишь изредка. Хотя Диана не сказала ни единого плохого слова в адрес бывшего мужа, он был уверен, что она настроила детей против него.

Со временем Макс превратился в угрюмого старика и надоел всем вокруг рассказами о том, как жестоко с ним обошлись. Сидя в одиночестве, он вынашивал фантастические планы мести и мечтал, как бы посильнее досадить Диане. Он так и не понял, что его уничтожила собственная мстительность. А Диана снова вышла замуж — на этот раз вполне удачно.

Нам далеко не всегда удается осознать, насколько наши слова разрушительны. Казалось бы, мы всего лишь хотим, чтобы партнер «сделал выводы», «наконец что-то понял»» или в конце концов убедился, что мы правы. Но все это — плохо скрываемые попытки его наказать.

Признаваться в этом стыдно: придется не только столкнуться со своей темной стороной, но и осмыслить, как дорого обходятся мстительность и гневные вспышки в моменты, когда мы напуганы, обижены или оскорблены. Если мы действуем и говорим под влиянием этого импульса, то неизбежно чувствуем опустошенность, становимся замкнутыми, подозрительными и одинокими. И виноват в этом не партнер: это наша собственная реакция. Чем чаще мы поддаемся этому порыву, тем справедливее кажется желание отомстить.

Когда мы понимаем, что навредили сами себе, и несем за это ответственность, эти инстинкты теряют силу. Время от времени привычка отвечать вербальной агрессией дает о себе знать, но у нее уже нет над нами былой власти. Не только потому, что мы усвоили, насколько это неправильно, но и потому, что больше не хотим испытывать такую боль. Необязательно мучиться до тех пор, пока станет ясно, что это не партнер загнал нас в персональную тюрьму. Каждый вполне способен освободиться самостоятельно.

Оставить комментарий